Справедливая судебная система будущего должна строиться на компромиссе между искусственным интеллектом и человеком

К такому выводу пришел Алексей Петропавловский, преподаватель кафедры уголовного права и процесса Института права Тольяттинского государственного университета, который создал собственную концепцию потенциальной компромиссной наказательной системы.

Чуть более месяца назад глава государства Владимир Путин дал поручение: "Правительству РФ с участием Сбербанка России и других заинтересованных организаций разработать подходы к национальной стратегии развития искусственного интеллекта и представить соответствующие предложения".

Вначале может показаться, что данное обращение не имеет отношения к рядовому гражданину, а коснется только "человека правоохранительной системы". Однако простая статистика говорит об обратном: 1 000 000 (+/-) уголовных дел рассматривают в год только суды общей юрисдикции в первой инстанции. И по каждому из данных дел осужденному может быть назначено несправедливо мягкое или несправедливо суровое наказание, причем в рамках закона.

Автор данной публикации, уже не первый год работая над этой проблемой, создал собственную концепцию потенциальной компромиссной системы: на его счету не одна статья, две рецензированных уважаемыми учеными мужами монографии, а также демоверсия расчетной наказательной программы. За годы работы стало ясно, что грядущая концепция должна отвечать ряду требований:

— быть основанной на реальной судебной практике с алгоритмом отсеивания несправедливых решений, а не на экспертных оценках. Проанализированные в рамках исследования несколько тысяч приговоров позволили мне точно определить, что сформированной системы назначения наказания нет не только у судейского сообщества, но и у отдельно взятого судьи: то есть за письменным столом он описывает собственные принципы назначения наказания — в отрыве от тех, которыми руководствуется, председательствуя в суде в мантии;

— обновляться с годами также в связи с изменениями в правоприменительной практике, то есть обладать интерактивностью. Автор предлагает использовать каждый приговор как "голос" конкретного судьи при выборе необходимой справедливой математической зависимости расчета наказания (или при квалификации преступлений) — в этом заключается издревле используемый принцип противоборства большинства и меньшинства;

— судье должен быть дан небольшой "простор" для определения оценочных факторов (личность подсудимого, его социальное положение, "доля" соучастия и пр.). Также в качестве альтернативы возможно сохранить "судейский суверенитет", обязав каждого судью пользоваться индивидуальным набором им же определенных, строго формализованных правил. И в то же время необходимо установить четкие критерии оценочных понятий, трактуемых на данный момент свободно;

— концепция должна поставить вопрос о компетентности судьи как специалиста: не могут по двум практически идентичным уголовным делам (практики согласятся, что уголовные дела далеко не всегда пестрят разнообразием жизненных ситуаций) наказания различаться в 3 и более раза — здесь очевидна судейская ошибка, несмотря на вынесение приговора в рамках закона; в таком случае коррупция будет сведена к минимуму;

— должна построить "мост" между правоприменительной практикой и формированием закона: выявить "мертвые" правовые нормы, сузить/расширить действующие наказательные пределы и т. д.

Бескомпромиссность нововведений не должна граничить с разумностью. Начинать необходимо с малого: "лайт"-версия доступных уже сейчас новелл может включать в себя, например, индивидуальные судебные таблички для назначения наказания (то есть правила для конкретного судьи, которые он определяет самостоятельно, но не имеет права от них отступать), или электронного "помощника", который позволит определить все доступные виды и размеры наказания либо освобождения от такового и т. д.

Поднятая более 100 лет назад проблема назначения справедливого наказания имела множество попыток решения (в России в том числе): "медиана санкций" О.В. Бондаренко, "средневзвешенное наказание" А.А. Арямова, "алгоритмический подход" Д.С. Дядькина, совсем новые "электронные весы правосудия" Х.Д. Аликперова и даже действующая в ряде штатов США табличная балльная система назначения наказания.

Американская система работала по простому принципу: осужденный за каждое смягчающее (например, наличие малолетних детей) или отягчающее (например, рецидив) обстоятельство набирал фиксированные баллы, далее эти баллы подставлялись в математическую функцию и вычислялось наказание. Данный алгоритм в якобы принципиально новых предложениях ученых по реконструкции отечественной системы назначения наказания оставался неизменным, менялись лишь сопутствующие нюансы: изменялись математические функции, расчет перенесся в компьютер, появлялись для обработки данных популярные ныне нейросети, кто-то попросту предлагал перенять балльную систему и т. д.

Ряд проблем "человеческого фактора" предложенные варианты решали, но порождали в ответ свои: мы удалили человечность из системы, к которой преступники все равно смогли приспособиться. А еще система не имела основания: все функции подбирались вне зависимости от мнений самих судов, в отрыве от практики. Нужно помнить, что искусственный интеллект — это лишь инструмент в помощь суду, а правила работы с ним будут разрабатываться в ближайшее время, причем все сказанное выше относится не только к отрасли уголовного права, но и к иным: административного, трудового, гражданского и т. д.

Принудительное извлечение человека из судебной машины неизбежно приведет к краху системы, ее отказу, и только большой процент "брака" — к очередной законодательной реконструкции. Нужно не извлечение человека, а симбиоз с ним. А иначе для кого будет построено такое будущее — для человека или машины?

Фото на сайте

Все фотогалереи

Новости раздела

Все новости

Архив

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31