Михаил Гордин: "Ущерб от санкций? Это точно не к нам"

За 2014 год на тольяттинской площадке СИБУР сумел увеличить мощность модернизированного производства бутилкаучука почти на 7 тыс. тонн сверх проектной. Что это дает "Тольяттикаучуку" и всему холдингу? Как реализуется проект "Изопрен" и какие у него перспективы? Как антироссийские санкции сказываются на проектах развития? Об этом рассказал управляющий директор дирекции по синтетическим каучукам ООО "СИБУР" Михаил Гордин.

Фото:

- В2013-2014 годах конъюнктура мирового рынка каучуков не радовала. Что в этой ситуации предпринимал СИБУР?
- Негатив на рынке каучуков начался даже несколько раньше, чем вы сказали, - со второй половины 2012 года. Сам по себе спрос расширялся. Но в производстве синтетических каучуков сохранялся избыток только что построенных мощностей. И одновременно был избыток предложения натурального каучука. Поэтому если посмотреть на график цен, то до марта 2015 года тенденция была одна - все время "вниз". За эти два с половиной года цены существенно снизились - как на каучуки, так и на мономеры для их производства.
Но поскольку в структуре СИБУРа - вся технологическая цепочка, от первичного сырья до конечной продукции, мы можем на любом этапе не переводить продукт в следующий этап, а выводить на рынок. Например, тот же бутан: можем его продавать, а можем отправлять на дегидрирование, получать бутадиен и продавать уже его. А можем бутадиен направить на производство каучука и поставлять на рынок бутадиен-стирольный каучук.
Вы же помните, как в январе-феврале прошлого года "Тольяттикаучук" работал неполную неделю? Вот как раз в тот момент цены на сырье сильно выросли, а цены на каучуки "просели". И мы переориентировались на продажу сырья и его производных.
В ситуации 2013-2014 годов мы усилили мониторинг и контроль над номенклатурой и географией поставок. Перестали поставлять менее маржинальную продукцию, сократили свое присутствие на более отдаленных рынках, сохранив основных ключевых клиентов, основные рынки, основную номенклатуру. Именно с этим было связано общее сокращение объемов производства внутри дирекции синтетических каучуков в 2014 году.
- Что изменилось для СИБУРа как российского производителя в результате девальвации рубля? Каковы прогнозы по рынку на 2015 год?
- Из-за девальвации в 4-м квартале 2014 года ситуация изменилась кардинально. Дело в том, что в себестоимости каучуков у нас до 50% - чисто рублевые затраты на производство. И, несмотря на то что кризис перепроизводства в мире никуда не делся, а цены в валюте остаются на достаточно низком уровне, мы стали более конкурентоспособны на внешних рынках. Именно потому, что затраты СИБУРа номинированы в рублях.
В связи с этим уже в 1-м квартале 2015 года у нас идет увеличение производства и продаж каучуков. Нам стало выгодно продавать их на более дальних базисах, в том числе продавать и более простую номенклатуру, у которой ниже маржинальность. Надеемся, что в 2015 году эта тенденция сохранится.
Сегодня мы видим некоторые знаки, свидетельствующие о выходе из кризиса перепроизводства: спрос начинает догонять предложение. Рынок каучуков циклический, и верхняя часть цикла точно будет, хотя когда именно - предугадать очень сложно.
- Традиционный, "переходящий" с 2010 года вопрос: каковы сейчас перспективы появления в Тольятти производства галобутилкаучука?
- В бутилкаучуке и в галобутилкаучуке такой же кризис перепроизводства, как и в других видах синтетических каучуков. И я не думаю, что кто-то вообще сейчас решится объявить о новых проектах в БК и ГБК. Пока не сформируется какой-то новый баланс между спросом и предложением, это слишком рискованно.
СИБУР будет по мере возможности увеличивать объемы производства бутилкаучука в Тольятти на существующих мощностях.
- Вы сказали "увеличивать объемы производства". То есть у БК-53 есть резервы для развития?
- Сегодня это уже не БК-53. Скорее, БК-60. За год мы хорошо изучили, освоили это модернизированное производство и подали соответствующие документы в Ростехнадзор, чтобы официально зарегистрировать мощность в 60 тысяч тонн в год. Есть определенные мероприятия, которые необходимо выполнить, мы это сделаем и сможем производить такие объемы бутилкаучука.
- Год назад вы говорили, что именно производство бутилкаучука "вытягивает" экономику тольяттинской площадки, то есть его выгодно загружать на 100%. А есть у СИБУРа возможности реализовать такое количество БК?
- Сложный вопрос. Надеемся, что да. Время покажет.
Бутилкаучук - продукт прибыльный. Но из изобутилена на тольяттинской площадке делают и другой премиальный продукт - метил-трет-бутиловый эфир (МТБЭ, высокооктановая добавка к бензину. - Прим. ред.). И он конкурирует с бутилкаучуком за сырье.
Весь вопрос в том, какова будет динамика цен на октаноповышающие компоненты. Условно говоря, если завтра МТБЭ подорожает на 30%, то бутилкаучук не сможет с ним конкурировать. А если цена на МТБЭ останется на прежнем уровне, то будет загружено производство БК. Опять же, условно говоря, 50 тыс. тонн бутилкаучука мы точно будем производить, а вот по "последним" 10 тыс. тонн могут возникнуть различные варианты. Мы реально занимаемся ежемесячным планированием в скользящем режиме - решения принимаются на горизонте месяца. И одновременно стараемся повысить производство изобутилена - и в Тобольске, и в Тольятти, и на Урале.
- Но изобутилен идет еще и на производство изопрена и изопренового каучука. Что, кстати, с проектом технического перевооружения СКИ?
- В прошлом году экономика производства СКИ была не из лучших, но сейчас все изменилось. И мы планируем активно загружать это производство. Что касается проекта "Изопрен", то в прошлом году мы думали о расширении производства, но сейчас основная идея проекта - это именно реконструкция и техническое перевооружение. Повышение эффективности, надежности, безопасности. Мы разбили проект "Изопрен" на этапы и продолжаем инвестировать в него. Речь идет о сотнях миллионов рублей.
- Сегодня развитие производства синтетических каучуков невозможно без импорта технологий. Как влияют антироссийские санкции на ваши проекты развития?
- Прямой эффект от санкций - нулевой. В том, что касается дирекции синтетических каучуков, да и СИБУРа в целом, они вообще никак не сказываются. СИБУР и нефтехимическая отрасль не подпадают под санкции. От санкций не страдают ни наши закупки оборудования и технологий, ни поставки нам катализаторов, ни наши объемы продаж.
Но есть некоторый вторичный эффект. Он одинаково проявляется на всех структурах СИБУРа и несколько специфично сказывается на работе дирекции синтетических каучуков.
- В чем заключается этот "вторичный эффект"?
- Был период, когда всем стало сложнее привлекать финансирование. Банковское сообщество более чувствительно к санкциям, чем все остальные, и зарубежные банкиры насторожились. Начали дополнительно страховать свои риски. Удлинились сроки принятия решений, начались какие-то дополнительные перепроверки, согласования. Нам тоже пришлось через это пройти.
- Какие меры были приняты с вашей стороны?
- С банками работает казначейство СИБУРа. Знаю, что было достаточно много прямых контактов с зарубежными банкирами. Да и финансовые показатели группы говорят сами за себя. Одним словом, у наших финансистов нашлось достаточно аргументов, чтобы доказать банкам, что нет смысла "дуть на воду", а нужно просто продолжать с нами работать.
- А как ведут себя ваши партнеры по рынку, зарубежные потребители синтетических каучуков?
- Они тоже страхуют свои риски. Особенно когда мы говорим с крупными западными потребителями в Европе и Америке о выводе на рынок наших новых продуктов и тем самым конкурируем с поставщиками из других стран.
Наши крупнейшие потребители очень ценят надежность поставок, потому что выбор поставщика - это долгосрочное партнерство. Иначе не получается, ведь у каждой марки каучука от конкретного производителя свои особенности. И когда именно этот каучук включается в рецептуру резины, приходится под него подстраивать технологию. Производитель резинотехнических изделий в какой-то степени становится "заложником" поставщика каучука. Нормально работать без его продукции он уже не сможет, а прямой взаимозаменяемости тут нет.
Сейчас страновой риск на Россию повысился. Наша страна как производитель стала для западных компаний более рискованной. Поэтому нам приходится несколько больше усилий тратить на то, чтобы конкурировать с производителями из других стран. Но это нас не пугает.

Какие профессии будут востребованы через 5 лет?

Психолог
Эколог
Инженер
Маркетолог
Риск-менеджер
Специалист по добыче труднодоступной нефти
Эксперт по альтернативной энергетике
IT-специалист
Медик
Урбанист
Всего проголосовало 370
архив опросов

Как губернии расширять сотрудничество с Крымом?

Направлять студенческие и волонтерские отряды
Развивать взаимную торговлю
Отправлять детей на отдых в Крым
Наладить культурный обмен
Привлекать абитуриентов в самарские вузы
Всего проголосовало 179
архив опросов
Tripadvisor RU 180x150

Последние комментарии

nik boorcoff 13 августа 2015 01:23 Мощность турбомоторов Lada не превысит 150 лошадиных сил

Идиотизм у конкурентов плохо учатся, ориентированы на внутренний рынок...У шкоды и форда на одну и ту же модель разные по мощности двигатели для разных групп населения и даже стран...В СССР в разных странах продавали адаптированные 8 ки 9 ки назывались самары...

Viktor Kretoff 30 июля 2015 06:28 Стартовали продажи "горной" серии Lada 4х4

Кррруто! Нас не догонят!

Фото на сайте

Все фотогалереи

Новости раздела

Все новости

Архив

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3